Об альтернативном топливе | Док-камминс расскажет о науке, технологии и здоровье

Об альтернативном топливе

Об альтернативном топливе так много и хорошо написано, что, начитавшись, приходишь к выводу, что чем скорее нефть закончится, тем лучшею Веру в это подрывает лишь подозрительная настойчивость, с котором этому топливу приписываются достоинства, пишет журнал «BusinessWeek Россия».

Между тем на деле со времен нефтяного кризиса 70-х годов альтернативные источники энергии так и не стали значимыми заменителями невозобновляемых углеводородов. Наличие этих источников свыше 30 лет используется как инструмент политики, если угодно, шантажа производителей и экспортеров нефти. В первую очередь, чтобы гарантировать ее бесперебойные поставки и сбить цену. Очевидно, нести громадные затраты на развитие менее эффективных производств, например, моторного топлива, никто не хочет.

Недавно президент Буш призвал американцев к борьбе за «энергетическую независимость», проще говоря, за сокращение импорта нефти. Ехидные комментаторы подсчитали, что с 1973 года такие призывы звучали в 24 из 34 посланий Конгрессу. За этом время доля импорта в потреблении нефти в США выросла с 35 до 60%. В 70-х годах американская администрация ставила на синтетическое топливо. В этот раз — на этиловый спирт.

ОПЕК приняла к сведению эту привычную инициативу без лишнего шума, а откликнулась на обсуждение последней «Восмеркой» проблем охраны окружающей среды. И предупредила: если ради экологии инвестиции в биотопливо будут расти, она заморозит разработку новых месторождений.

ОПЕК ревниво относится к своему нефтяному богатству. Ее исламские участники считают нефть подарком Аллаха. Наверное, и этим можно объяснить их нервозность по поводу объявленной нефти «биологической войны». На самом деле нефть устоит: чтобы полностью заменить годовое производство бензина в США этанолом, нужно пустить на спирт без малого два годовых урожая пшеницы. Так что этиловый спирт на транспорте — это не альтернатива нефти, а паллиатив, полумера. Несколько уменьшить потребление нефти при помощи спирта можно, но обойтись без нее нельзя.

В том же качестве находятся и прочие альтернативные источники энергии. У них единственное достоинство — теоретическая способность заменять нефть. Эти источники либо малопроизводительны, либо дороги, требуют для своего получения значительных энергетических затрат. При этом к альтернативному сырью относят природный газ, производимый из него метиловый спирт и водород. Но природный газ, как и нефть, невозобновляемый углеводородный ресурс. Угля, из которого еще в гитлеровской Германии производили синтетическое топливо, по крайней мере, много: одни говорят, что его хватит на 400 лет, другие — что на 200.

Альтернативное сырье для моторного топлива не может быть лучше нефтяного. В нем, в отличие от нефти, углерод и водород находятся в «неблагородном» для получения бензина соотношении. У одних видов этого сырья водород в избытке, у других его недостает, а отнять и прибавить означает затраты.

Действительно альтернативный нефти носитель энергии — это водород, получаемый электролизом, то есть разложением воды. В этом случае зависимости от ископаемого топлива вроде бы нет. Если, конечно, требуемая в больших количествах для электролиза энергия производится на ГЭС, АЭС, с помощью ветряных турбин и солнечных батарей. Развитие водородной энергетики, независимой от ископаемого топлива, предполагает, что в атомной энергетике будут преобладать реакторы на быстрых нейтронах. Потому что реакторы на тепловых нейтронах могут в пределе заменить чуть более 10 % запасов органического топлива. А на быстрых — превысить эти запасы чуть ли не пятикратно. То есть нужна революция в электроэнергетике, а для этого требуются время и деньги.

С водородной энергетикой связаны интересные футурологические размышления, предсказывающие революцию в организации всей энергетики, ее «демократизацию». Водородная энергетика основана на топливных элементах, что позволяет децентрализовать энергетические сети. Геополитика потеряет смысл, поскольку вода для производства водорода есть практически везде, а вот углеводороды спрятаны в недрах немногих счастливчиков. На смену геополитике придет биосферная, так что президенты и генералы будут мыслить как Вернадский или Тейяр де Шарден. Как говорится, верится с трудом, а слушать приятно.

На деле же у нас сегодня нет технико-экономической альтернативы нефти. То, что есть, либо дорого, либо мало по объемам, либо не может быть внедрено без неких революционных действий. Так что соперничество будет только нарастать. А увлеченность этим соперничеством отвлекает силы от серьезных работ над реальной альтернативой нефти. Пока же у нас только паллиативы.