Игра: как слова и действия приобретают смысл

07.12.2021 Выкл. Автор Sergey

Почему слово «собака» имеет смысл? Если вы говорите другу «собака», как он понимает вас?

Философ Канзасского государственного университета Эллиотт Вагнер задался решением такого рода вопросов в своем последнем исследовании, которое фокусируется на философских вопросах о семантическом смысле. Вагнер и другие исследователи используют теорию игр для анализа связи — как слово приобретает смысл.

«Если я заказываю в кафе капучино, я не думаю о том, почему мой язык произносит именно это слово, — сказал Вагнер. — Такого рода исследования позволяют понять обыденные вещи в нашем мире».

Последняя работа философов опубликована в научном журнале «Труды Национальной академии наук». «Это редкий случай, когда результаты исследования в области философии появляются в научном журнале», — сказал Вагнер. В соавторстве с ним трудились философы Симон Хаттеггер и Брайан Скайрмис из Калифорнийского университета в Ирвине и математик Пьер Таррес из Тулузского университета во Франции.

Они использовали эволюционные модели теории игр, чтобы понять, как слова и действия приобретают смысл через естественные процессы, будь то биологическая эволюция, социальное обучение или другие адаптивные процессы.
Теория игр представляет собой раздел математики, который создает математические абстракции социального взаимодействия и коммуникации. Связь включает в себя два агента: отправителя и получателя. Отправитель сообщается с получателем посредством знаков или сигналов, а получатель принимает их к действию. Это взаимодействие называется сигнальная игра.

Исследователи использовали сигнальные игры для изучения информационных потоков в мире природы, которые прослеживаются на всех уровнях биологической организации. Например, бактерии рода Псевдомонас общаются с помощью химических сигналов для атаки иммунной системы человека. Обезьяны используют звуки, чтобы разговаривать друг с другом. Павлин с помощью размера хвоста демонстрирует свою привлекательность перед самками. Люди используют жесты и язык для общения.

Хотя эти типы моделей существовали с 1970-х годов, Вагнер и его сотрудники, изучая динамику сигнальных игр, учли эволюцию и индивидуальное обучение, чтобы опровергнуть мнение о предыдущих моделях.

С помощью этих моделей, исследователи начинали сигнальную игру с сообщения отправителя, которое заранее не имело никакого определенного смысла. Поскольку система сигналов развивается, сообщение отправителя отражает состояние мира, и получатель реагирует таким образом, который подходит для этого состояния.

«В рамках данного процесса произвольный сигнал без предварительно построенного смысла что-то означает, — сказал Вагнер. — Похоже, что значение слова почти магическим образом возникает из естественного процесса».

Если исследователям удастся доказать, что так происходит в самых различных моделях, то они смогут объяснить, как слово или действие обретает смысл.

«Я думаю, что результаты исследования заставят нас задуматься над тем, что мы привыкли считать само собой разумеющимся», — заключил Вагнер.